кита матеюк
Одна из самых знаменитых пророчиц в истории человечества предсказала Наполеону трон, Александру Дюма – талантливого сына, а самой себе – жуткий конец от жадных, завистливых рук….
Эта странная девушка, некрасивая, кособокая, но поразительно умная и образованная, объявилась в Париже в одночасье, словно возникла из ниоткуда. Просто в начале 1790 года на одном из домов, расположенных на тихой рю де Турнон, появилась скромная вывеска: «Мадемуазель Ленорман, книготорговец». И мало кому пришло бы в голову, что под этой вывеской скрывается гадательный салон, которому суждено вскоре прославиться на весь мир.

Правда, книги у «книготорговицы» тоже были, но лишь по одной тематике – оккультной. Они стояли в двух открытых шкафах прямо у входа. Покупатель вполне мог приобрести одну из них и уйти. Но обычно люди задерживались, заинтригованные пронзительным взглядом черных глаз хозяйки и вопросом, который она произносила хриплым, приглушенным голосом: «Вы хотели бы узнать что-нибудь еще?». Покупатели вздрагивали, кивали. И тогда мадемуазель легко вскидывала руку, указывая направление. Пройдя несколько метров по внутреннему коридору, гости оказывались в небольшой квадратной приемной. Ну а затем через узкую деревянную дверь, открывавшуюся с каким-то таинственным скрипом, они попадали в совершенно иной мир – мир тайн и загадок. Или, наоборот, мир откровений и разгадок, в котором можно было получить ответы на любые волнующие вопросы, даже вопросы о будущем.

Хозяйка знала, как произвести впечатление. Черные драпировки, полумрак, 4 свечи по краям массивного стола. Там же, на столе, покрытом темно-синим бархатом, лежали череп, кинжал и хрустальный шар, который, казалось, светился сам по себе.

Мадемуазель Ленорман опускалась в кресло, брала карты… Впрочем, иногда она даже не притрагивалась к ним. В сущности, ей это было не нужно. Она могла предсказывать по руке, по числам, составляла гороскопы. Могла увидеть будущее, глядя на пролетавшее облако. Словом, ее таланты были неисчислимы, а опыт огромен – ведь она занималась предсказаниями всю жизнь, с раннего детства….

Мари-Анна Аделаида Ленорман родилась 27 мая 1772 года, в деревушке Флер-де-Алансон близ города Алансона. Место это издавна славилось как мистическое – здесь регулярно рождались странные девочки, обладающие даром предсказания. Страх перед их необычными способностями частенько заставлял родственников выгонять этих «ведьм» из дома. Зная это, жена местного торговца мануфактурой Франсуа Ленормана, едва забеременев, начала молиться о рождении мальчика. Но у Господа, как водится, были свои планы. На восьмом месяце беременности женщина упала, потеряв сознание. Думала, потеряет ребенка. Однако вышло иначе. Младенец все-таки родился, но оказался калекой: одна нога короче другой, правое плечо выше левого. И что хуже всего- это была девочка!..
Бедные родители быстро поняли: их дочка – «странная». Она никогда не играла с другими детьми, зато часами размышляла о чем-то, забившись в угол. Любой человек, на которого девочка хотя бы мимолетно обращала внимание, невольно вздрагивал: казалось, ее взгляд проникает в душу. К тому же крошечная Мари-Анна всегда могла точно сказать, что произойдет завтра или через неделю, какая будет погода, как пойдут дела в лавке отца. Однажды она призналась матери, что слышит мысли людей. Родители всполошились – решено было отдать девочку на воспитание в близлежащий монастырь сестер- бенедиктинок – пусть сам Бог разберется в ее талантах.

Монастырь встретил Мари-Анну сурово. Как и другим воспитанницам, ей пришлось спать на жестком матрасе, изнурять себя постами, часами простаивать в молитвах. Голые коленки застывали на каменном полу. Изношенная монастырская одежка не спасала от вечных сквозняков. Но хуже всего было то, что в монастыре Мари-Анна не нашла родственной души. Девочки пугались ее, наставницы сторонились. Даже настоятельница, получившая большое пожертвование от папаши Ленорман, не скрывала своей ненависти – монахине казалось, что эта некрасивая и неприятная девочка видит ее насквозь. Не раз она сурово наказывала ненавистную воспитанницу, сажая ее в карцер. Девчонка должна была сломаться! Но она держалась. Только опускала глаза и шептала молитвы. И неизвестно, во что бы вылилось это странное противостояние, если бы однажды настоятельница не услышала, подойдя к келье сестры-кастелянши, срывающийся шепот: «Матушка скоро покинет нас…». Проклятая девчонка опять пророчествовала! А кастелянша, глупая овца, вечно жалеющая воспитанниц, внимала дурацким словам. Надо было бы войти да наказать обеих, но тут девчонка прошептала: «Матушку ждет повышение, ее назначили в богатый монастырь на Луаре. Завтра и приказ привезут!».

Настоятельница отпрянула от двери. Уже два года она страстно мечтает о повышении. Неужели сбудется? Если нет, она покажет этой «пророчице»!.. Но наутро в монастырь пожаловал вальяжный посланник архиепископа. Взглянув на всех свысока, протянул послание, запечатанное перстнем монсеньора. Настоятельница судорожно вскрыла пакет, и строки заплясали перед глазами – права оказалась девчонка: перевод в монастырь на благословенной Луаре!..

С приходом новой настоятельницы жизнь Мари-Анны изменилась. Ее определили в помощницы к сестре-библиотекарше. Именно тогда девочка впервые увидела книги. Мари-Анна глотала их, как голодный пищу. Разговаривала с ними, как с друзьями и учителями. Освоила латынь и греческий, научилась стихосложению и тайнам траволечения. Кроме того, узнала неожиданное – оказывается, были и другие люди, такие же странные, как она, умеющие предсказывать будущее. Особенно поразила воображение девочки знаменитая Хильдегарда, средневековая аббатиса из немецкого города Бингена, записавшая в одной из книг свои многочисленные видения и пророчества.

Очень скоро в родительском доме случилось еще одно важное событие – Мари-Анна нашла колоду игральных карт. Она оказалась изумительной гадалкой – никем не обученная, изобрела собственную систему гадания. Словно разноцветные осколки, карты складывались в ее руках в причудливую мозаику.

Париж и революция

Отец умер, когда Мари-Анне исполнилось 17. Выяснилось, что никто из семейства Ленорман торговые дела вести не способен. К тому же грянула революция. И тогда Мари-Анна сделала неожиданное: забрав семью, переехала в Париж. Казалось бы, именно там, в центре революции, – наибольшая опасность. Но странная девушка рассудила по другому – в огромном городе легче затеряться.
Зарабатывать на жизнь Мари-Анна могла только одним способом – гаданием. Ну, конечно, ей, самоучке, необходим был учитель. Лучшим в оккультных науках во всем Париже слыл некий мсье Алиетте, взявший себе необычный псевдоним – Эттейла. Под видом парикмахерской он открыл в Париже гадательный салон. Мари-Анна напросилась к нему в ученицы. Однако Эттейла гадал на картах Таро, и девушка быстро потеряла к нему интерес – она-то пользовалась простыми игральными картами. Впрочем, сама идея Эттейлы ей понравилась – если он под видом парикмахерской открыл гадательный салон, почему бы Ленорман не сделать нечто подобное? Так и появилась та самая книжная лавка на рю де Турное, под прикрытием которой мадемуазель Ленорман принимала своих клиентов.
Со временем их становилось все больше и больше. Сюда приходили и простые люди, и знатные. Не все верили предсказаниям, но тем не менее популярность салона стремительно росла. А однажды, весной 1793 года, на рю де Турнон пожаловали самые знаменитые персоны Франции – всесильные деятели революции Марат, Сен-Жюст и Робеспьер.

Через несколько месяцев погиб Жан Поль Марат – Шарлотта Корде заколола его в ванной. А спустя чуть больше года, после термидорианского переворота, казнили Сен-Жюста и робеспьера.
И саму Ленорман в августе 1794 года тоже арестовали, обвиняя в сочувствии якобинцам. Но она не унывала. Находясь в тюрьме, всячески пыталась помочь окружающим. Как-то раз посоветовала своей знакомой: «Притворитесь больной и останетесь в камере – перемена приведет к гильотине. Если избежите переезда, доживете до старости». Дама послушалась – тем самым спасла свою жизнь. Всех переведенных в другую тюрьму через пару дней казнили.
О себе Мари-Анна не беспокоилась – она знала, что не погибнет. Нужные связи быстро помогли ей выйти на свободу. А там уже толпились страждующие.

Кому монаршую корону?

…. Осень 1795 года. Две стройные фигурки скользнули на рю де Турнон и робко вошли в салон гадалки. Им пришлось переодеться в платья своих горничных, чтобы попасть сюда незамеченными, ибо этих красавиц знал весь Париж. Одна – Тереза Тальен, любовница главнокомандующего Национальной гвардией Поля Барраса. Вторая – Жозефина Богарне, супруга революционного генерала, недавно овдовевшая, но не потерявшая вкуса к жизни.

Первой в кабинет к прорицательнице осмелилась войти Гальен.

Спустя несколько минут Тереза выскочила в приемную и, хохоча, сообщила подруге: «Я выйду замуж за князя!». Жозефина поджала губы: «Ну, тогда я, должно быть, стану женой восточного паши!». И, фыркнув, решительно направилась к выходу. Зачем платить деньги за откровенную ложь?! Но голос Ленорман остановил ее у самого порога: «Не торопитесь, мадам! Вас ждет удивительное предсказание!». Как в тумане, Жозефина прошла за гадалкой в кабинет и услышала: «Ваша воля – верить или нет. Но вы, мадам, станете супругой французского монарха». Услыхав такое, Жозефина в ярости вскочила со стула. Да эта гадалка – сумасшедшая! Скорее отсюда, пока она и сама не потеряла рассудок. «Обратите внимание на молодого человека в приемной! – крикнула ей вслед Ленорман. – Он был представлен вам на прошлой неделе».

Дверь стукнула, и обе красавицы, не оглядываясь, выскочили из салона. Они считали, что зря выложили за сеанс круглую сумму. Однако все сбылось. Через несколько лет Тереза Тальен вышла замуж за графа Караммана, унаследовавшего в 1804 году титул князя де Шиме. Ну а Жозефина действительно стала супругой молодого человека, сидевшего в приемной гадалки.
В тот день его лицо закрывала шляпа, а сам он кутался в плащ, одолженный у слуги. Видно, тоже не хотел, чтобы его узнали, но жаждал получить предсказание по звездам.

Стоит ли говорить, что невероятное гадание сбылось… в 1796 году Наполеон Бонапарт женился на Жозефине, впоследствии они стали императорской четой.

А чуть раньше, еще до переворота, в начале 1794 года другой монарший трон получил от Ленорман полковник революционной армии Жан-Батист Бернадот. Едва он оказался в салоне, как гадалка заявила, что ему суждено стать монархом. Но от судьбы не уйдешь. В 1806 году маршал взял в плен отряд шведов. Храбрый маршал, не терпящий мародерства и недисциплинированности, повел себя исключительно корректно: предоставил пленникам еду и одежду, а впоследствии переправил на родину. Благодарный король Швеции, бездетный Карл Х111, усыновил благородного маршала, объявив наследником. Так с 1810 года Бернадот стал регентом шведской короны. А после смерти короля, в 1818 году, взошел на престол под именем Карла Четырнадцатого Юхана. Супруга новоявленного монарха Бернадота отблагодарила Ленорман по королевски: выслала ей внушительную сумму – 10 тысяч франков.

Но не все отличались благодарностью. Например, маршал Мюрат, между прочим и сам заглядывающий в салон на рю де Турнон, добился в 1808 году изгнания гадалки из Парижа. Не помогла даже заступничество Жозефины, которая постоянно пользовалась услугами ясновидящей. Увы, в такой ситуации никто не помог бы, ведь Ленорман, по сути, публично предсказала разгром Франции в будущей войне с Россией. Дело было так. Мюрат ехал на белом коне, когда к нему подскочила гадалка: «Слезайте! Этот конь не для вас!». Маршал возмутился: «Вы сошли с ума! Мой конь – победитель скачек и достоин самого Наполеона!». Ленорман взволнованно всплеснула руками: «Конь победителя достанется не Наполеону, а Александру!..». вот за эту выходку ясновидящая и поплатилась высылкой. Ее ответ был достойным – она написала книгу «Пророческие воспоминания французской сивиллы», где весьма красочно изобразила визиты сильных мира сего.

Впрочем, опала длилась недолго. Уже в 1809 году Ленорман снова в Париже. Опять она гадает Жозефине, предсказывая некую беду, связанную с Австрией. Так и выходит: Наполеон разводится с любимой женой ради династического брака с дочерью австрийского императора. Жозефина в ярости. Она то пишет бывшему мужу слезные послания, то клянется убить его. А Ленорман прерывает практику. Она помнит собственное предсказание: после того, как Наполеон покинет спутницу, данную ему судьбой, фортуна отвернется от него, ничто уже не поможет – впереди поражение….

И катастрофа, предопределенная безумным походом в Россию, наступила в 1814 году. Свою лепту в разгром внесли и русские, и австрийцы, и англичане, и шведы. Союзнические войска вошли в Париж, а Ленорман переехала в предместье Пасси. Ей не хотелось гадать победителям. Уже в Пасси она узнала, что бедная Жозефина скоропостижно скончалась – простудилась, гуляя на ветру под ручку с русским царем Александром Первым. Тот вообще в отличие от других союзников отнесся к побежденным весьма гуманно. Может, поэтому именно для русских Мари-анна сделала исключение – стала принимать их на своей вилле. Но лучше бы она этого не делала! Высоченные красавцы, отлично говорившие по-французски, только смеялись над предсказаниями гадалки. Однажды вместе с друзьями к ней пришел Сергей Муравьев-апостол. Ленорман рассказала о будущем всем, но Муравьева проигнорировала. Тот не выдержал: «Скажите же обо мне хоть фразу!». И тогда гадалка произнесла: «Вас повесят». Муравьев опешил, но не поверил: «Я – дворянин, мадам, а в России дворян не вешают!» – «Для вас император сделает исключение». – грустно проговорила Ленорман.

Когда же к гадалке пожаловал Павел Пестель, та, вздохнув, предсказала ему веревку с перекладиной. А через несколько месяцев за предсказанием пришел и молодой офицер поэт Кондратий Рылеев. Ленорман взяла его ладонь, но, взглянув, отбросила руку в ужасе: «Я не хочу говориить!». Но Рылеев не отставал: «Меня убьют на войне? На дуэли?..». И тогда гадалка отрезала: «Гораздо хуже! Больше ничего не спрашивайте!».

Пророчества сбылись. В 1826 году Муравьев-Апостол, Пестель и Рілеев вместе еще с двумя руководителями восстания декабристов были повешены.

Что же касается Ленорман, то ее поведение во время «русских гаданий» ясно говорит о том, что она не желала предрекать плохое. А это свойственно только великим пророкам. Что ж, она действительно видела насквозь – и самих людей, и «кривые» их судеб. Но была ли она счастлива от своего дара? Знать то, что случится, – тяжкий крест…

Ленорман несла этот крест одна – у нее не было ни друзей, ни единомышленников. Было время, когда она думала, что, стараясь для клиентов, отыщет среди них родственную душу. Но чуда не случилось. И вот итог жизни гадалки, владеющей будущим, – одиночество. Ни семьи, ни любви, ни детей. Проклятый дар сделал ее изгоем: человеком, которого не просто не любили – боялись!

Немудрено, что, когда в начале 1830 года в Париже началась череда внезапных пожаров, люди заговорили о том, что их устраивает ведьма Ленорман. А дальше – горящие поленья, брошенные в ее дом, поспешное бегство из Парижа, налегке, без теплого платья, по разъеденной дождями и грязью дороге1 мари-Анне пришлось спасться в провинции.

Безансон… По рассказам – большой торговый город. В реальности после огромной столицы – сонный городишко с кривыми, узкими улочками. И что ей здесь делать? Конечно, можно написать еще несколько книг, но за такой труд мало платят, а надо же на что-то жить. Значит, придется снова гадать. Хорошо, что чета Грелу, знакомая еще по столичным временам, приглашает пожить в их поместье Форези. Значит, можно будет сэкономить на квартире. Ну а там, глядишь, и другие семейства проявят интерес.

Таинственный финал гадалки

Так и вышло. Провинциалы с удовольствием приходили погадать у столичной «штучки». Впрочем, в пророчества основательные безансонцы не верили. Пока однажды не случилось забавное происшествие. Мадам Делез испуганно рассказала прорицательнице, что ее супруг, почтенный поверенный, потерял родовой перстень с сапфиром. А ведь еще бабушка предупреждала Делеза, что сапфир – хранитель семейного здоровья. Так и вышло – лишившись кольца, поверенный заболел мучительными коликами желудка. И что теперь делать?! Ленорман раскинула карты и успокоила испуганную посетительницу: «Ваш сын найдет кольцо. Оно закатилось под кровать.». через день сын мадам Делез – Пьер пришел, рассыпаясь в благодарностях, и преподнес гадалке букет алых маков. Мари-Анна приняла цветы с ужасом. Она-то знала, что маки – символ неотвратимой беды… Молодой человек зачастил к гадалке. Стал верным, внимательным учеником. Но его сердце билось явно не по-ученически. 28-летний Пьер влюбился в 58-летнюю Мари-Анну! Что тут было сказать, что предпринять? Ленорман пыталась объясниться с молодым человеком, однако услышала ответ, повергший ее в трепет: «Без вас с жизнью покончу!». Тогда она сняла небольшой дом, и Пьер переехал к ней. Это было скандально, шокирующе! Ленорман постаралась объяснить Делезам, что их сын живет у нее просто на правах ученика, никак не любовника, что никаких интимных отношений между ними нет. Родители Пьера клеймили Мари-Анну на всех углах. Отец даже пытался поджечь ее дом.

Между тем вся эта нервотрепка подорвала здоровье Пьера. У него началась горячка. Ленорман едва сбила жар травами. Однажды Пьер спросил: «Отчего ты, гадая всем, не раскинешь карты на меня?». Мари-Анна отвернулась: «Не хочу!». Но Пьер не отставал. Ленорман разложила карты – и в ужасе отпрянула: «Ты умираешь!». Пьер горестно вздохнул: « Я-то знаю… Но почему ты, сивилла, не сказала об этом раньше?» – «Потому что я люблю тебя!» – прошептала Мари-Анна…

После смерти Пьера она осталась совсем одна. Переехала на окраину Безансона. Потом, узнав, что эпопея пожаров и революций в Париже закончилась, вернулась в столицу. И снова потянулись посетители в ее салон. Политики, торговцы, литераторы, банкиры… Многие впоследствии записали полученные предсказания. Так, Александру Дюма-отцу Ленорман нагадала, что его сын тоже станет писателем. Дюма ликовал: «Сын сочинит еще сотню томов!». Гадалка закачала головой: «Его сделает знаменитым лишь одна книга». Дюма подмигнул: «Полагаю, о королеве Франции!» – «Нет, – ответила Мари-Анна. – О куртизанке». Спустя полтора десятилетия Александр Дюма-сын действительно написал обессмертившую его имя «Даму с камелиями».

Время летело. Старая гадалка мерила его собственными «веками»: месяц назад заходил знаменитый Виктор Гюго, на прошлой неделе пожаловала целая ватага художников во главе с Эженом Делакруа…. Но, раскладывая карты или смотря в свой хрустальный шар, Ленорман все чаще вспоминала один давний вечер. Тогда кто-то спросил у нее: «А знаете ли вы о своей судьбе?!» Ленорман поморщилась: «Меня не тронет ни огонь, ни вода, ни пуля. Я умру в ночной темноте от жадных, завистливых рук. Я даже могла бы назвать вам дату, но, думаю, вам это не нужно».

И вот время неумолимо подходит. Скоро, уже скоро…

В ночь на 26 июня 1843 года в дом к Ленорман проник человек в черной маске. Ему не нужны были ни деньги, ни драгоценности – все осталось нетронутым. Он просто задушил знаменитую предсказательницу.

Весть об этом тотчас облетела Париж, и уже наутро перед окнами дома мадемуазель Ленорман стояла огромная толпа. Люди пришли проститься. Перешептывались: «Видно, это пророчица была угодна богу, раз дожила до 71 года. Обычно гадалки так долго не живут!».

Полиция долго искала убийцу, но так и не нашла. Все списали на неизвестного бродягу. Интересно, знала ли гадалка, кто это был? Скорее всего, да… Как и то, что от судьбы не убежать никому.

@темы: в тему, личности